Понедельник, 04 февраля 2019 16:18

Музейные комнаты в доме Даля в Москве. Судьба общественного музея

Музей и культурно-просветительский центр им. В.И. Даля, учрежденный Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК), занимает две комнаты старинного московского особняка, расположенного по адресу ул. Большая Грузинская, д. 4/6, стр. 9. В этом доме на Пресне выдающийся лексикограф, этнограф, писатель Владимир Иванович Даль жил и работал с 1859 г. по 1872 г. Именно здесь он подготовил к изданию полное собрание сочинений в восьми томах (1861), сборник «Пословицы русского народа» (1862) и завершил труд всей своей жизни – «Толковый словарь живого великорусского языка» (1863–1866).

Дом Даля – памятник культуры и истории федерального значения, в 1972 г. он включен в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ как «дом, в котором в разные годы XVIII–XIX вв. жили деятели русской культуры М.М. Щербатов, В.И. Даль, П. Мельников-Печерский и декабрист Д.И. Завалишин»1.

До революции рассматриваемый нами памятник был главным домом усадьбы, история которой восходит к началу XVIII в. В 1760 г. владельцем усадьбы стал историк академик М.М. Щербатов. Впервые мы встречаем план дома на чертеже 1762 г.2. Во время пожара Москвы в 1812 г. усадьба уцелела, но ее строения пострадали в огне. В процессе реставрации дома в 1969–1973 гг. были обнаружены обгоревшие в пожаре бревна на торце здания со стороны Кудринской площади.

В 1859 г. Даль, выйдя в отставку в чине действительного статского советника, переехал из Нижнего Новгорода в Москву и поселился с семьей в доме, который несколько лет снимал, а потом приобрел в собственность. На обложках выпусков словаря, выходящих из печати с 1861 по 1867 г., в объявлениях о продаже издания лексикограф указывал: «Словарь получать можно от составителя его (свой дом, у Пресненского моста)»3. Неутомимая работа Даля над словарем, начатая еще в 1819 г., продолжалась до его смерти в 1872 г.

При Дале особняк представлял собой деревянный оштукатуренный под камень дом с мезонином в 13 оконных осей по фасаду, с центральным шестиколонным портиком ионического ордера.

В гостях у писателя бывали многие известные люди того времени. Знаменитый портрет Даля кисти В.Г. Перова, который находится сегодня в Третьяковской галерее4, был написан в доме на Пресне.

В 1870-е гг. сын Даля архитектор, исследователь русского деревянного зодчества Лев Владимирович Даль перестроил особняк: был разобран ионический портик, появились крыльца для вновь устроенных двух боковых входов. Классический особняк приобрел черты русской народной архитектуры.

Пресненский дом более полувека оставался домом Далей. Лишь в 1903 г. дочь Владимира Ивановича М.В. Станишева продала усадьбу В.А. Бутлерову, сыну известного химика А.М. Бутлерова. Бутлеровы продолжали жить в доме и после революции 1917 г., но уже как жильцы одной из коммунальных квартир. Дом навещали правнучки В.И. Даля, которые как к святыне относились ко всему, что связано с памятью их великого предка5.

Реконструкция участка на углу ул. Баррикадной и Большой Грузинской, проходившая в 1930-е гг. и в 1970-е гг., полностью изменила планировочную структуру усадьбы, от которой сохранился только главный дом, оказавшийся во дворе административного комплекса Министерства геологии СССР. Дом был расселен к 1966 г., а министерство решило на его месте построить ведомственный музей.

Еще в 1949 г. дом был внесен в список мемориальных памятников Москвы, причем паспорт на дом Даля составил историк Н.П. Анциферов. Москвовед В.В. Сорокин изучал историю дома, и когда узнал об угрозе сноса, нависшей над памятником, рассказал об этом архитектору-реставратору П.Д. Барановскому. Известный защитник архитектурного наследия Барановский стал центром и движущей силой в многолетней борьбе за сохранение дома Даля, рассматривая его как часть уникальной природной и историко-культурной среды Пресненского района Москвы. Он координировал действия своих помощников, договаривался о публикациях в печати, обращался к видным деятелям науки и культуры с просьбой подписать письма в защиту дома В.И. Даля. К спасению дома присоединилось созданное в 1966 г. Общество охраны памятников истории и культуры. Уже в январе 1967 г. по просьбе Московского городского отделения общества Исполком Краснопресненского совета предупредил жилищные и строительные организации района, что «освобожденный от жильцов одноэтажный деревянный дом № 4/6 по Большой Грузинской улице, расположенный во дворе Министерства геологии СССР, категорически запрещается сносить, так как он будет реставрироваться»6. Предварительное положительное заключение по техническому состоянию памятника в июне 1967 г. составил архитектор-реставратор О.И. Пруцын7. Письмо «Сохранить Дом Даля», опубликованное в «Литературной газете», подписали известные ученые С.Г. Бархударов, В.В. Виноградов, Н.И. Конрад, Э.В. Померанцева, писатели Ю.П. Казаков и Л.М. Леонов8.

Обращения общественности повлияли на властные структуры, и в феврале 1969 г. было принято предварительное решение о реставрации дома Министерством культуры РСФСР, через специальный кабинет работников культпросвета началось финансирование работ. Барановский привлек к реставрации молодого архитектора В.А. Виноградова, который впоследствии вспоминал, что приговоренный к сносу дом городские власти, готовясь к очередному празднику, засыпали почти под крышу свезенным со всего района строительным мусором, предполагая его сжечь вместе с домом. На помощь пришла молодежь из Общества охраны памятников истории и культуры и к осени 1969 г. особняк расчистили9.

На баланс Министерства культуры РСФСР дом Даля был взят в январе 1970 г., а 10 августа Центральный научно-методический кабинет культпросветработы Министерства отказался от дома. Это роковое решение было принято под давлением Министерства геологии, продолжавшего настаивать на сносе особняка. И хотя уже было освоено 30 тыс. руб. из выделенных на реставрацию 90 тыс., работы были остановлены.

Осенью 1970 г. начался второй этап защиты дома Даля. Опять стали собирать подписи, направлять письма в газеты, в государственные инстанции. Дом охраняли общественники, боясь поджога.

В «Литературной газете» через три года после первого письма деятелей культуры о судьбе памятника появилось письмо «Еще раз о Доме Даля» всё с тем же требованием – сохранить дом и открыть музей лексикографа. Письмо подписали И.Л. Андроников, Л.М. Леонов, Н.С. Тихонов, К.А. Федин10.

После долгих поисков организации, готовой взять на свой баланс особняк, Барановскому удалось договориться с руководством Филателистического общества «Союзпечати» Министерства связи СССР и получить их согласие на восстановление дома, но нужно было добиться одобрения на самом высоком уровне.

Большую помощь в этот решающий период оказали академики Петрянов-Соколов и Петровский. Физико-химик академик И.В. Петрянов-Соколов совмещал научную работу с общественной деятельностью, стоял у истоков Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Под его руководством было составлено письмо о «Доме Даля» и передано им на XXIV съезд КПСС. Ректор Московского университета, заместитель председателя Верховного Совета СССР, математик академик И.Г. Петровский не стал подписывать письмо, но обещал сохранение дома Даля поддержать на заседании ЦК КПСС и обещание сдержал.

17 июня 1971 г. Исполкомом Моссовета было принято решение о передаче дома под служебные цели на баланс Центрального Филателистического агентства «Союзпечать» Министерства связи СССР. В третьем пункте этого решения оговаривалось выделение двух комнат под историко-мемориальный музей Даля11.

Реставрация дома, прерванная в связи с отказом Министерства культуры РСФСР в августе 1970 г., возобновилась осенью 1971 г. Автор проекта реставрации Виноградов предложил реставрировать дом на период 1870-х гг., когда особняк был перестроен архитектором Л.В. Далем. Для размещения будущего музея были предусмотрены две комнаты в северной части дома. Вопрос об «оптимальной дате» реставрации был дискуссионным. Виноградов объяснял свой выбор желанием сохранить эпоху Далей, т.к. и отец и сын значимы для русской культуры. Фигура одного из первых исследователей русского зодчества Льва Даля стала дорога и близка защитникам наследия в XX в.

Во время реставрации бережно сохранялись все подлинные фрагменты: карнизы, лепнина XIX в., изразцы каминов, лестницы интересной конструкции. Паркетный пол был воссоздан по рисунку сохранившихся подлинных фрагментов паркета. Работа шла под контролем Московского городского отделения ВООПИиК, доктора архитектуры П.П. Ревякина, архитектора-реставратора Е.М. Караваевой. Дом после завершения реставрации принимала авторитетная комиссия и дала высокую оценку проделанной работе.

Сохранение дома В.И. Даля воспринималось общественностью как одна из первых побед Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, которое становилось все более массовым и авторитетным в деле сохранения культурного наследия.

Реставрация памятника не могла бы состояться без поддержки идеи сохранения «Дома Даля» видными учеными и деятелями культуры, чей авторитет в советском обществе был очень высок.

К сожалению, в Приказе Исполкома Московского совета 1971 г. о передаче дома В.И. Даля Министерству связи СССР не предлагалось конкретного плана создания музея. Только в 1986 г., после неоднократных обращений, писем общественности, статей в центральных газетах, в двух комнатах дома был открыт небольшой общественный Музей В.И. Даля.

Работами по созданию музея руководила секретарь Краснопресненского отделения МГО ВООПИиК Р.М. Коломцева, которая стала первым директором музея. В научной работе, в подготовке экспозиции ей помогали сотрудники Института русского языка АН СССР Г.П. Смолицкая и Г.А. Богатова. Экспозиция была одобрена Главным управлением культуры Мосгорисполкома, Научно-методическим отделом Музея истории и реконструкции Москвы, отделом культуры Краснопресненского райсовета.

В музей поступали дары от частных лиц, несколько книг и журналов было передано из отдела обменно-резервного фонда Государственной публичной исторической библиотеки РСФСР. К 200-летию В.И. Даля в 2001 г. благодаря помощи Управы Пресненского района музей приобрел «Толковый словарь живого великорусского языка» В.И. Даля (1863–1866) – первое прижизненное издание словаря.

Правнучка В.И. Даля О.В. Станишева, узнав о намерении создать в доме В.И. Даля музей, еще в 1969 г. предполагала «передать музею то, хотя и немногое, что сохранилось»12. Речь шла о фотографиях, альбоме, рисунках, а также, кабинетном пианино из дома Даля. К сожалению, открытие московского музея затянулось на долгие годы. В это время в Луганске тоже создавался музей Даля, но в отличие от московского музея он должен был быть государственным. Пианино стало экспонатом Луганского литературного музея В.И. Даля. Москвичам досталась коллекция фотографий и рисунков, среди которой два карандашных портрета детей Владимира Ивановича, выполненных художником А.П. Сапожниковым, а также альбом с иллюстрациями к повести Даля «Похождения Христиана Христиановича Виольдамура и его Аршета» из библиотеки писателя.

С распадом Советского Союза положение музея стало неустойчивым. В этот период произошло реформирование Филателистического агентства «Союзпечать», и в доме Даля расположился Издательско-торговый центр «Марка» (Издатцентр «Марка») Федерального управления почтовой связи при Министерстве связи РФ. Во многом благодаря помощи издатцентра музей выживал в 1990-е гг. Такая зависимость музея негативно повлияла на позицию Московского городского отделения ВООПИиК, закрывшего глаза на перестройку дома в 1994–1996 гг. В буклете Музея В.И. Даля, изданном на средства Издатцентра «Марка», эта радикальная реконструкция, надстройкой второго этажа, с уничтожением многого из того, что удалось сохранить в 1969–1973 гг., в том числе и фрагмента стены дома со следами пожара 1812 г., называлась «реставрацией»13.

В 2005 г. новое руководство Издатцентра «Марка» прекратило поддержку; директор музея Р.М. Коломцева заболела, музей закрылся для посетителей, а издательство, стало использовать помещение музея как комнату отдыха для водителей. На помощь пришло Общество любителей российской словесности (ОЛРС), организовавшее в музее заседание с привлечением прессы14. В этот сложный период директором стала научный секретарь ОЛРС, кандидат филологических наук Р.Н. Клеймёнова. Музей стал местом проведения заседаний, посвященных русскому языку. В 2010 г. был издан сборник «Владимир Даль в счастливом доме на Пресне», в котором заслуживают особого интереса материалы о защите дома Даля от сноса, его реставрации. Невзирая на сложности Клеймёнова продолжала деятельность музея, стремилась привлечь к его проблемам общественное внимание, внести научное содержание в его работу, объединить вокруг музея лингвистов и филологов. В 1980 г. писатель В.И. Порудоминский, автор биографии В.И. Даля, в письме о создании музея выделил одну из главных проблем в далеведении – отсутствие полной библиографии лексикографа15. В 2006 г. Клеймёнова с филологом Н.Л. Юган из Луганска начала работу над составлением библиографии Даля. Через несколько лет, к 210-летию ученого и писателя, указатель «В.И. Даль: биография и творческое наследие» был завершен16. Презентация долгожданной библиографии состоялась в музее без Р.Н. Клеймёновой, не дожившей до выхода книги нескольких месяцев.

Членов Общества словесности тревожила судьба общественного музея: на заседаниях звучали требования создания государственного музея Даля. Общество, объединяющее филологов, языковедов, любителей русской словесности, видело в Музее В.И. Даля музей русского Слова, в котором должна была быть представлена история отечественной лексикографии.

В 1960–1970-е гг., когда «Дом Даля» защищали архитекторы, историки, будущий музей виделся, как Музей Владимира Даля и Льва Даля.

В советский период Музей В.И. Даля в своей работе руководствовался «Типовым положением о музее, работающем на общественных началах» 1978 г. и занимал определенное место в структуре музейной сети Москвы. Музей поддерживался Отделом культуры Краснопресненского райсовета, методическое руководство осуществлял Институт русского языка АН СССР, право нахождения музея в двух комнатах мемориального дома было юридически узаконено. В 1990-е гг. в связи с изменениями, происходящими в социально-политической жизни страны, количество общественных музеев значительно сократилась, они вошли в группу негосударственных музеев. Их положение законодательно не отрегулировано, а название «общественный музей» почти исчезло.

В 2014 г. Центральный совет ВООПИиК учредил Автономную некоммерческую организацию «Музей и культурно-просветительский центр им. В.И. Даля». В музее проводятся экскурсии и музейные уроки. В 2017 г. прошла выставка «Назначение человека, чтобы делать добро», на которой впервые были представлены личные вещи В.И. Даля, предоставленные на выставку потомком лексикографа А.А. Журавской. Многие посетители музея, отмечают, что в доме В.И. Даля заново открывают для себя его имя и узнают много интересного о русском языке и прошлом страны.

Оглядывая многолетнюю историю спасения дома Даля и создания общественного музея, преклоняешься перед стойкостью известных и безвестных защитников культурного наследия, которые невзирая на препятствия и горькие поражения, не опускали руки и продолжали отстаивать уникальный памятник, обладающий неоспоримой историко-мемориальной ценностью. Следует признать, что отказ Министерства культуры РСФСР от реставрации и музеефикации дома в 1971 г. стал тем событием, после которого началась череда компромиссов со стороны защитников памятника ради сохранения дома. Сейчас, в связи с приватизацией дома, существует угроза потери даже двух небольших музейных комнат. Пока музей продолжает работу, а энтузиасты-общественники пытаются отстоять единственный в России музей В.И. Даля.

 

1 Сведения из Единого государственного реестра объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации / Сайт Министерства культуры РФ, Портал открытых данных. [Москва], 2004–2018. URL: http://opendata.mkrf.ru/opendata/7705851331-egrkn (дата обращения: 10.05.2018).

2 РГАДА. Ф. 292. Кн. 75. Л. 245 об., 246 об., 247, 248. План двора гвардии отставного капитан-поручика князя Михайлы Михайлова сына Щербатова. 1762.

3 В.И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. Выпуск девятый. М., 1864. Текст на обл.

4 Худ. В.Г. Перов. Портрет В.И. Даля. Холст, масло. 1872. ГТГ

5 См.: Бессараб М. Я. Владимир Даль. М., 1972. С. 267.

6 Архив Музея им. В.И. Даля. Копии документов, связанных с защитой Дома Даля и организацией музея В.И. Даля. 1966–1986.

7 Там же.

8 Бархударов С., Виноградов В., Конрад Н., Померанцева Э., Казаков Ю., Леонов Л. Сохранить дом В.И. Даля (Письмо в редакцию) // Литературная Газета. 1967. Окт. № 31.

9 См.: Виноградов В.А. Реставрация дома В.И. Даля // Владимир Даль в счастливом доме на Пресне. М., 2010. С. 30.

10 Андроников И., Леонов Л., Федин К. Еще раз о доме Даля // Литературная газета. 1971. № 21.

11 Архив Музея им. В.И. Даля. Решение о передаче на баланс Центрального филателистического агентства «Союзпечать» Министерства связи СССР строения № 9 по Б. Грузинская ул., 4 (памятник культуры) под служебные цели Исполнительного комитета Московского городского Совета депутатов трудящихся № 25/3 от 17 июня 1971 г. [Копия].

12 Разгонов Л. Дома и люди // Советская культура. 1969. 13 февраля.

13 Коломцева Р.М. Золотое звено Владимира Ивановича Даля. Путеводитель Музея В.И. Даля в Москве // М., 1995. Текст на обл.

14 Общество любителей российской словесности при Московском университете существовало в 1811–1930 гг. Возрожденное в 1992 г. ОЛРС работало до 2012 г. Первым почетным председателем общества был академик Д.С. Лихачев.

15 Архив Музея им. В.И. Даля. Порудоминский В.И. Письмо о создании Музея В.И. Даля Коломцевой Р.М.

16 В.И. Даль: биография и творческое наследие: биобиблиографический указатель /сост. Н.Л. Юган, К.Г. Тарасов; научн. ред. Р.Н. Клейменова. М., 2011.